Успенский собор и смотровая площадка, г. Владимир

Даже если бы Владимир превратили в сплошное скопление фабричных зданий и серых пятиэтажек, оставив один-единственный Успенский собор, стоило бы все бросить и поехать смотреть на это чудо домонгольского зодчества. Буквально в ста метрах от собора расположена смотровая площадка, откуда открывается вид на бескрайние просторы владимирщины. Тут же на этой площадке расположен памятник князю Владимиру и святителю Федору. Стоя на краю смотровой площадки, аж захватывает дух, вы понимаете, что эта вся красота - это Россия!

Успенский собор, почти девятьсот лет стоящий на высоком берегу Клязьмы, скрепляет собой русскую историю, как огромный гвоздь с золотой шляпой. Без него она рассыпалась бы на отдельные, не связанные друг с другом сюжеты и эпизоды: киевские князья, до которых месяц скакать, Новгород, который вечно сам в себе и сам по себе, далекая Византия с ее православием и святой Софией, Москва, возвысившаяся лишь с 1295 года...Власть и церковь, княжеские съезды и междоусобные схватки, важные ордынские послы и жестокие татарские набеги — все это много веков было плотно закручено вокруг храма с золотым верхом, построенного пришедшими из средневековой Европы мастерами. Его видно за десятки километров от Владимира. 

Успенский собор был сооружен в 1158-1160 годах, при Андрее Боголюбском, пригласившем во Владимир неведомых нам западноевропейских мастеров. После пожара 1185 года, уничтожившего все его убранство, кроме чудотворной иконы Богородицы, младший брат Андрея Всеволод Большое Гнездо пригласил новую артель, которая возвела вокруг собора галереи, четыре новые главы и новые алтарные апсиды. После перестройки, завершившейся в 1191 году, собор смог вмещать 4 тысячи человек и стал крупнейшим храмом русского Северо-Востока. За исключением западного фасада, закрытого Георгиевским приделом и колокольней XIX века, существующее здание сохранило свой домонгольский облик.

Внутри сохранились небольшие фрагменты росписи XII века — фигуры святых Артемия и Авраамия, изображения лилий и павлинов, а также единственные дошедшие до нас фрески, достоверно принадлежащие кисти Андрея Рублева.

В Успенском соборе похоронены князья Андрей Боголюбский, Всеволод Большое Гнездо, Юрий Всеволодович, Михаил Хоробрит, княживший в Москве в 1247 году, митрополит Максим, перебравшийся во Владимир из Киева в 1299 году, владимирский епископ Серапион, известный своими духовными сочинениями.

Владимир был небольшой крепостью в Суздальской земле, переданной в удел сыну основателя Москвы Юрия Долгорукого — Андрею. Когда отец добыл себе Киев, Андрей самовольно вернулся в свой маленький город, взяв с собой византийскую икону Богородицы. Все свои силы он потратил на то, чтобы прославить этот город в центре обширной, но малолюдной лесной земли. Для сопровождавшей его в пути на север иконы князь построил большой белокаменный собор в честь Успения Богородицы. Для работы была приглашена артель, работавшая в тогдашнем европейском романском стиле, причем из камня, а не из кирпича, как мастера греческой выучки из Южной Руси. Шестистолпный собор с большими хорами (специальным этажом для князя и его приближенных) стал главным городским храмом, предназначенным для епископа. Епископский терем был связан с Успенским собором крытым переходом. Князь Андрей даже попытался добиться от патриарха создания во Владимире независимой от Киева митрополии, но это не удалось.

Когда в феврале 1238 года Владимир был взят войсками Батыя, горожане вместе с епископом Митрофаном заперлись в соборе, но победители подожгли его. На хорах погибла и жена великого князя Юрия Агафья с дочерью. Убранство собора было разграблено, но Владимирская икона Богородицы сохранилась. 

Великие князья, владевшие северо-восточной Русью и Новгородом, вступали на престол после торжественной церемонии в Успенском соборе. Эта традиция соблюдалась до 1432 года.

В 1395 году, когда на Русь двинулся походом из Азии Тамерлан, Владимирскую икону привезли в Москву. На месте встречи с нею был основан Сретенский монастырь. После того, как завоеватель повернул назад — это сочли чудом, совершенным Богородицей — икону вернули в Успенский собор. Окончательно она вернулась в Москву лишь к концу XV века.