Республика Северная Осетия - Алания

Северная Осетия, как и любая другая кавказская республика, — маленькая, но гордая, полностью укомплектованная скалистыми горами, ледниками, бурными реками, оригинальной кухней, заковыристыми обычаями и хитро закрученной историей со сложными взаимоотношениями родов и племен. Осетия — часть России, но настолько своеобразная, что кажется другой страной. Осетины так и говорят: «у нас» и «в России».

            «У них» одинаковые фамилии — не совпадение, а дальнее и давнее родство, уходящее в глубину веков. Настоящий осетин помнит своих предков до седьмого колена, почитает святилище рода и фамильный дом в полузаброшенном горном селе, периодически ездит навестить то, что осталось от жилища прадедов. Он здоровается с каждым встречным, поясняя: «Это мой троюродный брат — в гости зовет… А это мой хороший друг, друг моего отца и моей семьи — в гости зовет...». Причем в гости здесь зовут от души, не для проформы. Барана зарежут, на стол поставят все, что есть в доме. Потому что друг моего друга — мой друг.
           «У них» свадьбы — масштабное событие с перекрыванием улиц, громкими песнями, широкими плясками и автоскачками по разбитым дорогам вдогонку за машиной жениха. Кто догонит, тому приз (и ремонт машины за свой счет). Если случайный путешественник окажется рядом и проявит интерес к происходящему, его затянет водоворот осетинского застолья. Придется вместе со всеми слушать тосты старшего, беспрекословно подчиняясь ему. Смотреть, как хозяин ловкими движениями разрезает три плоских пирога. Ошеломленно выдыхать после стопки араки...
               Любой осетин, даже если он спустился на равнину, сердце оставил в горах. На равнине, в городах — Моздок, Алагир, Владикавказ — тоже можно посмотреть на осетинскую жизнь, не удаляясь от цивилизации с ее асфальтовыми дорогами и супермаркетами. Но зачем вообще ехать в Осетию, если не подниматься в горы? Бесчисленные осетинские ущелья отличаются друг от друга, как книги разных писателей. По пяти хребтам бегают лисы, дикие коты, кабаны, туры и барсы. Реки, которые весной чуть выше щиколотки, в разлив способны снести бетонные блоки. И там, на краю обитаемого мира, выше орлиных гнезд и чуть ниже неба, можно вдруг наткнуться на этнографический музей и его владельца, который в Швеции жил, но вернулся на родину, и вот теперь сохраняет то, что осталось от старого горского быта. А потом сидеть с ним под многозвездным южным небом и спорить про японский минимализм или скандинавский эпос.

Северная Осетия, как и любая другая кавказская республика, — маленькая, но гордая, полностью укомплектованная скалистыми горами, ледниками, бурными реками, оригинальной кухней, заковыристыми обычаями и хитро закрученной историей со сложными взаимоотношениями родов и племен. Осетия — часть России, но настолько своеобразная, что кажется другой страной. Осетины так и говорят: «у нас» и «в России».           

«У них» одинаковые фамилии — не совпадение, а дальнее и давнее родство, уходящее в глубину веков. Настоящий осетин помнит своих предков до седьмого колена, почитает святилище рода и фамильный дом в полузаброшенном горном селе, периодически ездит навестить то, что осталось от жилища прадедов. Он здоровается с каждым встречным, поясняя: «Это мой троюродный брат — в гости зовет… А это мой хороший друг, друг моего отца и моей семьи — в гости зовет...». Причем в гости здесь зовут от души, не для проформы. Барана зарежут, на стол поставят все, что есть в доме. Потому что друг моего друга — мой друг.           «У них» свадьбы — масштабное событие с перекрыванием улиц, громкими песнями, широкими плясками и автоскачками по разбитым дорогам вдогонку за машиной жениха. Кто догонит, тому приз (и ремонт машины за свой счет). Если случайный путешественник окажется рядом и проявит интерес к происходящему, его затянет водоворот осетинского застолья. Придется вместе со всеми слушать тосты старшего, беспрекословно подчиняясь ему. Смотреть, как хозяин ловкими движениями разрезает три плоских пирога. Ошеломленно выдыхать после стопки араки...               Любой осетин, даже если он спустился на равнину, сердце оставил в горах. На равнине, в городах — Моздок, Алагир, Владикавказ — тоже можно посмотреть на осетинскую жизнь, не удаляясь от цивилизации с ее асфальтовыми дорогами и супермаркетами. Но зачем вообще ехать в Осетию, если не подниматься в горы? Бесчисленные осетинские ущелья отличаются друг от друга, как книги разных писателей. По пяти хребтам бегают лисы, дикие коты, кабаны, туры и барсы. Реки, которые весной чуть выше щиколотки, в разлив способны снести бетонные блоки. И там, на краю обитаемого мира, выше орлиных гнезд и чуть ниже неба, можно вдруг наткнуться на этнографический музей и его владельца, который в Швеции жил, но вернулся на родину, и вот теперь сохраняет то, что осталось от старого горского быта. А потом сидеть с ним под многозвездным южным небом и спорить про японский минимализм или скандинавский эпос.

ВАЖНО

Лето — время активного таяния ледников. Горные реки, в большинстве своем питаемые именно ледниковыми водами, в это время буквально срываются с цепи. Точно так же они ведут себя в дождь. Потоки глубиной по колено сносят здоровенные валуны и бетонные блоки, а уж человек для них — пушинка. Входить в такую воду смертельно опасно. В остальное время переходить горные реки нужно крайне осторожно. Лучше всего — небольшими группами и с опытным проводником.

МЕСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

Осетинские традиции — дремучий лес не только для приезжих, но порой и для самих осетин. Все крупные празднования: кувды, свадебные торжества, похороны — подчинены сложным ритуалам. Любое застолье следует определенному сценарию, а нарушать правила невежливо. Если путешественник впервые попадает на осетинский пир, стоит заранее проконсультироваться со знающим человеком, желательно осетином, еще лучше — жителем того села, где проходит праздник. Обычаи разных местностей могут отличаться в деталях.

Есть несколько главных правил, единых для всех районов республики. Во главе стола сидит старший, он произносит тосты. Старшего перебивать нельзя. Нельзя произносить тосты, не получив права голоса. Другая неизменная традиция: мужчины и женщины сидят за разными столами. Если стол один, женщины садятся на дальнем его конце.
Вторая национальная валюта в республике — «спасибо». Мол, расплатиться за услугу этим волшебным словом — вариант вполне приемлемый. Как ни странно, сами осетины не очень любят, когда с ними расплачиваются только этой валютой, зато и сами шутят над этим.
 
Религия в Северной Осетии — повод для отдельного разговора и тема для серьезных научных исследований. Подавляющее большинство осетин являются православными христианами. Но это очень своеобразное христианство: оно сплавлено с местными языческими верованиями, сохранившимися с древних времен. Найти в Осетии православный храм привычного для европейца вида можно только в крупных городах. В селах вместо церквей с крестами на куполах оборудованы святые места, где по большим праздникам проводятся ритуальные пиры-кувды. Эти пиры заменяют традиционные православные богослужения. Вместо молитв — тосты. Первый — за Большого Бога, второй — за Уастарджи, осетинскую инкарнацию Георгия Победоносца. А вот за Иисуса Христа не пьют. Как ни странно, основатель христианства в осетинском пантеоне и религиозном сознании занимает очень малое место. Зато здесь почитают бога лесов Афсати. Каждый осетинский охотник перед походом в лес возносит молитву этому покровителю диких животных.
 
ИСТОРИЯ
 
Осетины — потомки древних аланов, сарматов и скифов. В настоящее время осетины большей частью населяют северный и южные склоны центральной части главного Кавказского хребта. Территориально — это Республика Северная Осетия — Алания и Республика Южная Осетия. То есть, в обеих частях Осетии живёт единый народ, с одними и теми же культурой и языком. Разделение же произошло из-за решения Кремля в 1922 году: тогда Северная Осетия была отнесена к России, а Южная Осетия — к Грузии.

В селении Дзивгис есть пещерная крепость, состоящая из множества башен, часть которых пристроена к скалам массива Кариухоха. Здесь же — культовый комплекс Дзивгисы Дзуар. В нём храм Уастырджи XVII века и святилище. Внутри — стол и буфет с чистыми рюмками, тарелками, солью и обязательной бутылкой местной водки араки. Этим напитком следует «причаститься» в память о самом почитаемом святом у осетин — Георгии Победоносце, он-то и есть тот самый Уастырджи. И такая обстановка — в любом дзуаре, которые часто встречаются в горах. За собой, конечно, нужно убрать и помыть.

ЗНАМЕНИТОСТИ

В разное время по территории Осетии путешествовали Пушкин, Лермонтов, Грибоедов, Бестужев, Чехов, Чавчавадзе, Чайковский, Айвазовский, Горький.